<<
>>

§1. Общая часть УК как основной источник Общей части уголовного права; иные источники.

Основным источником Общей части уголовного права Японии является Общая часть УК. Об этом говорит ст. 8 УК, гласящая: «Общие положения настоящего закона применяются также в отношении преступлений, наказания за которые предусмотрены другим законодательством; однако это не относится к случаям, когда в этом законодательстве имеются специальные нормы».

Поскольку основной объем норм Общей части уголовного права Японии содержится в Общей части Уголовного кодекса, вызывается необходимость в краткой характеристике самого кодекса.

Сочетание иероглифов «кэйхо», переводимое нами на русский язык и самими японцами на английский язык как «Уголовный кодекс», не включает слово «кодекс» (хотэн) и буквально означает «Уголовный закон». Тем же сочетанием «кэйхо» передаются понятия «уголовное право» и «уголовное законодательство», что создает порой трудности для понимания.

По своему положению среди других источников уголовного права УК выполняет роль отраслевого «основного закона». Такие «основные законы» (по-японски «кихон хо») имеются в ряде отраслей и подотраслей права. Примерами «основных законов» могут служить Основной закон о мерах против загрязнения окружающей среды, Основной закон о просвещении, Основной закон о защите потребителей. Что касается УК, то он отличается от «основных законов» такого рода не только и не столько тем, что не имеет в своем названии словосочетания «основной закон» (подобно тому, как его нет в названиях ГК, ГПК, УПК), сколько своим содержанием, своей природой: собственно «основные законы» принимались в послевоенный период и носили скорее программный, чем нормативный, характер, задавали лишь общую направленность последующему текущему законодательству.

Надо иметь в виду, что буквальный термин «Общая часть» в УК и в уголовно-правовой литературе не используется. Часть первая кодекса, состоящего из двух частей, называется «Общие правила» (сорон).

Это название используется в смысле «Общая часть», что дает право так его и переводить.

Несколько важных положений, исходных для Общей части уголовного права Японии, содержатся в послевоенной конституции страны. Из конституционных предписаний «реконструируются», как отмечается ниже, некоторые принципы уголовного права. Японские теоретики находят, что именно в ряде статей Конституции реально воплощен принцип «нет преступления и нет наказания без указания в законе».

Можно привести примеры положений, относящихся к Общей части японского уголовного права, но содержащихся в иных, кроме УК и Конституции, источниках. В ряде случаев текущее законодательство, принадлежащее к различным отраслям, модифицирует принципы, правила и понятия Общей части уголовного права, заложенные в УК. В частности, такие примеры дают Закон о выборах на публичные должности (конституционное право), законы о государственных публичных должностных лицах и о местных публичных должностных лицах (административное право), Закон о предотвращении подрывной деятельности и Особый уголовный закон (уголовное право), Закон о несовершеннолетних (уголовное и уголовно-процессуальное право). Дандо приводит примеры того, как в ряде законов устанавливаются случаи, в которых исключается применение определенных норм Общей части уголовного права; вот эти законы (в скобках - статья и норма, применение которой исключается): Закон о монопольной торговле (статья 78, норма о способности понести ответственность), Закон о подоходном налоге (статья 74, норма о смягчении наказания при пособничестве и норма о смягчении наказания по учете обстоятельств), Закон о водных транспортных средствах (статья 29, норма о соучастии) и другие[699].

Если в Общей части УК предусмотрена уголовная ответственность с 14 лет, то по Закону о несовершеннолетних - с 16 лет, что фактически выводит 14-16-летних из-под действия УК как «не уголовно-ответственных». Затем, согласно статье 20 этого Закона, к возрастной группе 16-20 лет (совершеннолетие по японскому законо-

дательству наступает с 20 лет) уголовные санкции применяются ограниченно - только за то, что карается смертной казнью или лишением свободы.

Корректировка статей 19 (конфискация) и 19-11 (замена конфискации денежным эквивалентом) УК интересна и потому, что показывает широкий круг корректирующих источников. Авторы одной из монографий, комментируя статью 19 УК, пишут: «Существует немало специальных норм относительно конфискации (далее перечислено до десятка законов, в том числе о выборах на публичные должности, о почте, о налоге на спиртные напитки, о табачной монополии, о рыболовном промысле, Таможенный кодекс. - В.Е.)... В тех случаях, когда применяются эти специальные нормы, нельзя использовать данную (и следующую) статью... Однако в отношении предметов, не являющихся объектом таких специальных норм, следует обращаться к настоящей (и следующей) статье УК»[700]. При корректировке правила о подстрекательстве возникают новые понятия, не содержащиеся в УК, а корректирующие источники довольно разнообразны. В них встречаются подстрекательство как самостоятельная преступная акция (Закон о предотвращении подрывной деятельности, статья 38 и следующие), «подстрекание» (Закон о государственных публичных должностных лицах, статья НО, часть 1, пункт 17), «возбуждение» (тот же закон, Закон о местных публичных должностных лицах, статья 61, пункт 4), «агитация» (в ряде законов).

Принципы и функции уголовного права; действие уголовного закона. Пробелы в законе и их восполнение доктриналъным путем. При всем отмеченном выше относительном разнообразии источников Общей части уголовного права целый ряд весьма важных моментов в них не воплощен текстуально. Юридическая техника и социальная ситуация на момент принятия УК (восемь десятков лет назад!) не позволили сформулировать в нем весьма существенные положения. Впоследствии они могли бы появиться только в Общей части УК, ибо на другое законодательство возлагается лишь корректировка норм Общей части кодекса. Последняя, оставаясь основным источником Общей части уголовного права, подвергается лишь небольшим изменениям. В результате в Общей части УК не излагаются ни задачи кодекса или уголовного права либо уголовной политики, ни принципы уголовного права.

Как отмечалось, в УК отсутствует ведущий принцип «нет преступления и нет наказания без указания в законе». Таким

образом, известный постулат о том, что принципы уголовного права должны быть изложены в законе, можно считать распространимым на японское уголовное право с определенными уточнениями. Не определены преступление, соучастие, подстрекательство, пособничество и многие другие институты.

Отсутствие столь важных положений естественно вызывает необходимость компенсирования, которое и осуществляется доктриналь-ными способами - научным толкованием, разъяснениями Верховного суда, судебной практикой. Это представляет собой характерную черту Общей части японского уголовного права. Так, устойчивой судебной практикой частично восполняется отсутствие правила о том, что не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Некоторые основополагающие положения «реконструируются» наукой уголовного права по элементам, содержащимся в тексте кодекса, или с опорой на другие нормативные акты.

Принципы. Японские ученые, толкующие уголовное право, и применяющие его практики в большинстве своем сходятся на том, что отсутствие формулировки принципа законности в самом Уголовном кодексе не является дефектом Общей части уголовного права, поскольку принцип сформулирован в конституции - акте, стоящем в иерархии законодательства выше, чем УК. Конструкция «нет преступления и нет наказания без указания в законе» выстраивается теоретиками «по кирпичику» на фундаменте конституции. Как принято считать, этот принцип заложен в статьях 31, 39 и 36 Конституции Японии. Статья 31 гласит: «Никто не может быть лишен жизни или свободы или быть подвергнут иному уголовному наказанию иначе как в соответствии с процедурой, установленной законом». В соответствии со статьей 39, «никто не может быть привлечен к уголовной ответственности за действие, которое было законным в момент его совершения, или за действие, в отношении которого он уже был признан невиновным».

Наконец, статья 36 предусматривает, что «категорически запрещаются пытки, применяемые публичными должностными лицами, и жестокие уголовные наказания». Как можно видеть, этими статьями затрагиваются и некоторые моменты, относящиеся к уголовно-процессуальному праву.

Доктрина говорит также о принципах, «производных» из принципа законности и развивающих его. «Производные» обычно рассматриваются в качестве составляющих базового принципа законности. В качестве

таких принципов называют следующие: 1) вывод лица из-под действия общего уголовного права; 2) запрет приговоров по аналогии; 3) неподсудность на основе обратной силы закона; 4) запрет уголовных кар с абсолютно нефиксированным сроком[701]. Сугияма и Вати объясняют появление «производных» принципов необходимостью обеспечить реализацию такой функции уголовного права, как гарантирование свободы, и интерпретируют их выдвижение как продолжение принципа «нет преступления и нет наказания без указания в законе»[702].

Принцип равенства перед законом (хо-но мото-но бёдо) обычно не выделяется, но причина этого состоит скорее в том, что данный принцип настолько укоренился в теории и практике, что акцентирование его не вызывается необходимостью. Однако встречаются и случаи обращения к этому принципу со ссылками на статью 14 Конституции («Все люди равны перед законом...») и основанные на ней нормы текущего законодательства, запрещающие различные формы дискриминации. Именно принципом равенства перед законом были обусловлены декриминализация супружеской измены со стороны жены (ст. 183 УК) в 1947 г. и отмена статьи 200 УК об усилении уголовной ответственности в случае преступных посягательств против прямых родственников по восходящей линии в 1995 г.

Действие уголовного закона. Из зафиксированных в Общей части УК принципов японского уголовного права остановимся на территориальном принципе и принципах гражданства и защиты, определяющих действие уголовного закона в пространстве. Первый из них носит универсальный характер, два других - избирательный.

Первый принцип означает, что уголовная акция на территории Японии или на ее водных и воздушных судах наказуема по японским законам вне зависимости от того, гражданином какой страны является преступник (статья 1 УК, части 1 и 2).

Из территориального принципа возможны: «1) Исключения, вытекающие из национального права, (а) Император (Конституция, статья 1). (б) Депутаты парламента (Конституция, статья 51. Однако это относится к их речам, выступлениям в дискуссиях и предлагаемым ими резолюциям). 2) Исключения, вытекающие из международного права, (а) Иностранные монархи, президенты, члены их семей и сопровождающие их лица, не имеющие японского гражданства, (б) Аккредитованные

иностранные дипломатические представители (послы, посланники), сотрудники дипломатических представительств (советники, секретари, помощники дипломатических сотрудников, военные атташе, младшие секретари), члены их семей, а также не имеющие японского гражданства наемные работники и сопровождающие лица, (в) Находящиеся в Японии с соответствующего согласия иностранные войска и военные корабли»[703].

Пункт «в» подразумевает дислоцированные в стране американские войска. Японо-американское Соглашение о статусе войск США в Японии (1960 г.) содержит, в частности, такие нормы (часть 3 статьи 17): «В случае конкуренции права на осуществление правосудия применяются следующие положения.

(а) Военные власти Соединенных Штатов имеют первое право осуществления правосудия относительно военнослужащих или вольнонаемных лиц войск Соединенных Штатов при следующих преступлениях.

(1) Преступление исключительно против имущества или безопасности Соединенных Штатов или преступление исключительно против жизни, здоровья или имущества другого военнослужащего или вольнонаемного лица войск Соединенных Штатов либо члена семьи военнослужащего или вольнонаемного лица войск Соединенных Штатов.

(2) Преступление, возникшее благодаря действию либо бездействию при исполнении служебных обязанностей».

Особый уголовный закон охраняет тайны американских войск в Японии, предусматривает санкции за проникновение на территорию военных объектов США и т.п. Наряду с этим в нем имеется и следующее правило: «Полицейский либо служащий судебной полиции, с очевидностью установив, что задержанный является военнослужащим или вольнонаемным лицом войск Соединенных Штатов, а также что совершенное им преступление подпадает под какой-либо из составов, изложенных в пункте (а) части 3 статьи 17 Соглашения, должен, независимо от норм Уголовно-процессуального кодекса (закон № 131 от 1948 г.), немедленно передать подозреваемого войскам Соединенных Штатов».

Принцип защиты (статья 2 УК) означает, что японский уголовный закон карает всякого, независимо от его гражданства, посягнувшего на важные блага Японии за ее пределами (составы внутреннего восстания, вызывания внешней агрессии против Японии, фальшивомонетничества и т.п.).

Принцип гражданства означает, что УК применяется к гражданам Японии, совершившим за ее пределами такие сравнительно тяжкие акции, как убийство, разбой, изнасилование, поджог и т.п. (статья 3).

Ранее считалось, что этот принцип воплощен и в статье 4. Она касается публичных должностных лиц, уличенных за границей в содействии побегу или насилии над субъектом, содержащимся под стражей, в подделке официальных документов, в злоупотреблении служебным положением и т.п. Сравнительно недавно принято, что статья 4 воплощает принцип защиты.

Из вышеизложенного очевидна опасность повторного наказания. Поэтому статья 5 УК, исходя из суверенности каждого государства, предусматривает, что второй приговор не исключается, но реальная санкция должна быть обязательно сокращена или отменена. Среди японских юристов раздаются голоса о недопустимости повторного суда, если имеется приговор иностранной инстанции. Заявляется, что это было бы шагом вперед в нынешних условиях, когда усилилась «интернационализация» преступности и стали более тесными международные связи. В 1987 г. было предпринято дополнение института действия закона в пространстве. Эта мера отражала потребность усовершенствовать международную систему борьбы с захватами и убийствами дипломатов и с иными актами терроризма, была откликом на подготовку межгосударственного соглашения о предотвращении преступлений против международно охраняемых лиц (включая дипломатов). Главным образом в целях реализации этого соглашения в Общую часть УК была введена новая статья 4-П, которая устанавливает, что помимо правил, указанных в статьях 2, 3 и 4, УК применяется к любому лицу, совершившему за границей преступление, предусмотренное Особенной частью УК и преследуемое в соответствии с международным договором.

Что касается действия во времени, то отсутствие у закона обратной силы является конституционным принципом (статья 39 Конституции), но исключением из него служит постановление статьи б УК, согласно которому обратную силу имеет закон, смягчающий наказание.

Функции. Задачи и функции уголовного права - объективно взаимосвязанные категории. В японской литературе обычно не рассматриваются задачи уголовного права. В то же время обязательно уделяется внимание его функциям, которые в целом понимаются различными авторами одинаково или сходно - при естественных особенностях точек зрения. Как пишут Сугияма и Вати, обычно признаются следующие функции уголовного права.

1) Функция защиты правовых благ. «Предусмотренные уголовным правом уголовные наказания имеют целью защиту определенных ценностей и интересов общественной жизни. Например, статья 199 Уголовного кодекса об убийстве определяет, что «лицо, совершившее убийство человека, наказуется смертной казнью или лишением свободы с принудительным трудом бессрочно либо на срок не ниже трех лет». Однако это понимается так, что закон, заранее установив «лицу, совершившему убийство человека», наказание в виде «смертной казни или лишения свободы с принудительным трудом бессрочно либо на срок не ниже трех лет», имел целью защитить человека и такой его интерес, как жизнь. Интересы, которые таким образом защищает уголовное право, называются правовыми благами».

2) Функция гарантирования свободы. «Преступление является деянием, наносящим ущерб правовому благу, оно представляет собой деяние, вредное социально. Однако для государства нового времени недопустимо, чтобы на основании простого признания общественного вреда государство самовольно отнесло бы деяние к преступным и назначило бы соответствующее наказание. Ибо в таком случае была бы не обеспечена свобода людей, составляющих общество. Поэтому необходимо заранее оповестить людей о том, какое деяние является преступным и какой тяжести наказание может быть за него назначено (свобода поведения индивида, возможность предвидения). В этом утверждается великий принцип права нового времени, гласящий, что нет преступления и нет наказания без указания в законе. ...Правом выполняется задача защиты свободы индивида от государственной власти. Уголовное право должно до того, как совершится преступление, ясным образом определить надлежащее содержание преступления и наказания. Таким образом, уголовное право имеет важную функцию, состоящую в том, чтобы ограничивать государство и реализацию им полномочия назначать уголовные наказания, гарантировать свободу индивида (в том числе и самого преступника) от произвольных наказаний»[704].

В японской литературе встречаются и иные перечни функций уголовного права. Как пишут авторы одной из коллективных монографий, «в соответствии с традиционной точкой зрения считается, что уголовное право имеет регулятивную функцию, функцию поддержания порядка и функцию гарантирования свободы»[705]. Нака называет регулятивную, охранительную и гарантирующую функции, причем последняя, связанная с реализацией принципов «нет преступления и

нет наказания без указания в законе» и «due process», в отличие от двух первых является, по словам Нака, «специфической для уголовного права»[706].

Развитие уголовно-правовой теории в порядке отклика на новые социальные явления вызывает к жизни формулирование новых принципов. Так, в последние годы в связи с обострением проблем экологии, дебатами в обществе по поводу пересадки внутренних органов человека, умерщвления пациентов по их желанию и т.п. большое внимание уделяется японскими специалистами уголовного права принципу «воздержания» (кэнъёкусэй) уголовного права. Ямамото следующим образом рассматривает этот принцип и ситуацию вокруг него: «В настоящее время во многих научных теориях признается «принцип воздержания уголовного права», согласно которому уголовное право существует для того, чтобы охранять жизненные интересы (правовые блага) человека, но оно должно выступать в защиту не любого правового блага, а лишь в тех случаях, когда защита иными средствами невозможна или недостаточна. За последнее время вокруг приемлемости этого принципа появились новые оживленно дискутируемые проблемы уголовно-правовой регламентации защиты окружающей среды и медицинских технологий, связанных с жизнью человека»[707].

Особенности пользования Общей частью УК. УК не имеет преамбулы или вводной главы. Преамбулы или вводные главы стали свойственны источникам в сравнительно позднее время.

Части и главы УК имеют свои наименования, статьи - нет; однако в сборниках законов обычно статьям УК предпосылаются названия, формулируемые издателем (составителем, редактором), которые берутся в скобки в знак того, что их не было в оригинальном тексте закона; эти названия статей в сборниках разных издательств имеют некоторые различия.

При необходимости поместить новые статьи между уже существующими законодатель нумерует новые статьи, идущие, например, за ст. 108, так: 108-Н, 108-III, 108-IV и т.п.

Ряд статей внутренне подразделяется на части (абзацы), которые нумеруются, начиная со второй (хотя в тексте кодекса часть первая той или иной статьи не имеет номера, она остается частью первой и именно так называется при ссылках). Статья или ее часть может включать несколько нумеруемых пунктов. Нередко в тексте используется «оговорка» (тадасигаки), начинающаяся с «однако» (тадаси).

УК был написан архаичным для нашего времени языком, в котором используются устаревшие грамматические формы, опущены необходимые в современном языке диакритические знаки и т.п. Один из предлогов реформы УК состоял в необходимости изложения текста современным общедоступным языком; предпринимались издания действующего УК в переложении на такой язык. Наконец, УК был официально переписан так, чтобы быть максимально понятным любому пользователю (1995 г.).

Не вполне системное расположение материала Общей части УК вызывает необходимость предложить пользователю нечто вроде путеводителя - перечень основных институтов в логической последовательности с указанием соответствующих статей УК (доктрина, если можно так выразиться, расставляет материал кодекса по своим местам).

Пределы действия УК в пространстве и по лицам определены в статьях 1—4. Что касается действия во времени, то этому институту посвящена, как указывалось выше, статья 6 УК, согласно которой обратную силу имеет закон, смягчающий наказание.

Положения Общей части относительно преступления могут быть сгруппированы следующим образом. О множественности преступлений говорится в статьях 45-54, 56. Нормы о наступлении ответственности расположены следующим образом: вменяемость - статьи 39 и 41, формы вины - часть 1 статьи 38, фактическая ошибка - часть 2 статьи 38, юридическая ошибка - часть 3 статьи 38. Условия, исключающие ответственность, рассматриваются в статьях 35-37 (правомерность деяния - 35, необходимая оборона - 36, крайняя необходимость - 37). Неоконченному преступлению посвящена статья 43, в начале которой говорится о покушении в узком смысле слова, а в конце - о прерванном преступлении. Соучастие рассматривается в статьях 60-65.

Далее - о группировке норм, трактующих проблему наказания. Нормы о видах наказаний расположены следующим образом. В статье 10 наказания ранжированы по степени тяжести. Основным наказаниям посвящены статьи: смертной казни - 11, наказаниям, связанным с лишением свободы, - 12-14, 16, 21, наказаниям, влекущим имущественные лишения, - 15, 17-18; конфискации как дополнительному наказанию - 19,19-П, 20. Подробно разработаны положения о назначении наказаний. Отягчение наказания в связи с рецидивом рассматривается в статье 57, в связи с иной множественностью преступлений -в статье 47. Смягчение наказаний трактуется в следующих статьях: обязательное смягчение по закону - часть 2 статьи 39, окончание статьи 40, статья 63, оговорка в статье 43; дискретное смягчение судом на основании закона - часть 2 статьи 36, часть 1 статьи 37, оговорка в

части 3 статьи 38, статьи 42 и 43; дискретное смягчение судом по учете смягчающих обстоятельств - статьи 66 и 67. Способы и последовательность отягчения и смягчения наказаний рассматриваются в статьях 68-72. Освобождению от наказания посвящены оговорка в статье 43, часть 2 статьи 36, оговорка в части 1 статьи 37. Нормы об условном осуждении содержат статьи 25-27, условно-досрочном освобождении -статьи 28-30, освобождении от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора суда и т.п. - статьи 5, 31-34-П.

Послевоенная динамика развития Общей части. По окончании второй мировой войны в Японии была проведена реформа УК, имевшая целью привести кодекс в соответствие с новой конституцией, принятой в 1946 г. и вступившей в силу в 1947 г. Содержание реформы таково.

По закону от 26 октября 1947 г. (вступил в силу 15 ноября), «в Общей части смягчены условия для отсрочки исполнения санкции (статья 25), введено правило о погашении прежней судимости (статья 34-П), исчезла норма о продолжающемся преступном действии (статья 55) и т.п.»[708]

В соответствии с этим же законом был внесен ряд изменений в Особенную часть УК, в том числе были отменены нормы о посягательствах на императорскую фамилию (статьи 73-76), на глав и дипломатических представителей иностранных государств (статьи 90, 91), на общественное спокойствие и порядок (гл. 7-П), декриминализирована супружеская измена со стороны жены (статья 183). Есть смысл затронуть эти изменения Особенной части в нашей работе, посвященной проблемам Общей части, потому, что отмена главы о посягательствах на императорскую фамилию мотивировалась главным образом ее несоответствием конституционному принципу равенства перед законом. «Положение относительно адюльтера было также исправлено в свете конституционной нормы о равенстве полов. По УК 1907 г. жена и ее любовник могли быть наказаны по требованию мужа, в то время как муж, совершивший измену с другой женщиной, не наказывался. Альтернатива, вставшая перед законодателями в условиях конституции 1946 г., состояла в следующем: или карать и мужа и жену, или совсем декриминализировать адюльтер. После долгих дебатов в парламенте был избран последний вариант»[709]*. Отмена главы 7-П была вызвана ее политикорепрессивным характером, а также ее направлен-

ностью на обеспечение ведения войны, то есть прямым противоречием норм этой главы демократическому и миролюбивому характеру новой конституции.

Юридическая и более широкая общественность Японии высоко оценивает послевоенную правовую реформу, однако признается, что объем и характер изменений, внесенных в Общую часть УК, были не столь значительны. Так, Такаянаги считает, что «немногочисленные поправки, внесенные после второй мировой войны, не означают фундаментального сдвига в характере УК 1907 г.»[710]

В целом Общая часть уголовного права сохраняет те основные черты, которые оно имело после реформы 1947 г., хотя развитие доктрины продолжается и по сию пору.

С 1956 г. ведется подготовка к столь масштабному пересмотру УК, что этот пересмотр заранее получил наименование «всестороннего» (дзэммэн). Пока же за истекший период в УК четырежды вносились частичные изменения.

Первое внесение изменений, предпринятое в законе № 30 от 1980 г., относилось к Особенной части УК (ужесточение постановлений о преступлении коррупции).

Во втором случае изменения, предусмотренные законом № 52 от 1987 г., вносились в Общую часть:

устанавливалось, что кроме постановлений УК (статьи 2-4) о наказаниях за преступления, совершенные за пределами территории Японии, настоящий УК в соответствии со специальными соглашениями применяется и к подданным Японии и к иностранцам при совершении ими вне Японии деяний, предусмотренных настоящим УК (статья 4-И);

с учетом того, что после появления таких видов культурных ценностей, как электронные записи и т.п., возникла необходимость соответствующей защиты их уголовно-правовыми средствами, в УК было включено понятие электронной записи под специфическим углом зрения уголовного права (статья 7-II), а затем сформулировано несколько связанных с этим постановлений в Особенной части.

Появление статьи 7-П связано с вводом в Особенную часть составов компьютерных преступлений и может рассматриваться как попытка частичного (правда, небольшого) восполнения отсутствия в УК общего понятия таких преступлений. Новая статья выглядит инородным телом в Общей части, где нет ни понятия преступления, ни каких-либо, даже частичных, характеристик других групп преступлений.

Третье внесение изменений (закон № 31 от 1991 г.) также затрагивало Общую часть. Оно состояло в увеличении размера уголовного штрафа и малого уголовного штрафа. Эта мера явилась реализацией результатов изучения прежде всего таких социально-экономических явлений, как снижение реальной ценности денежных знаков и рост потребительских цен. Конечно, при смягчении наказания в соответствии с законом уголовный штраф и малый уголовный штраф могут быть назначены ниже их нового нижнего предела.

И Общей, и Особенной части касалось четвертое внесение изменений (закон № 91 от 1995 г.). Во-первых, радикальной модернизации была подвергнута форма изложения текста УК, его переписали на том языке, на котором пишут и читают в сегодняшней Японии, при этом трудные для понимания термины заменили широко доступными. В итоге кодекс стал значительно легче для пользования. Во-вторых, в Общей части было отменено специальное постановление относительно глухонемых (отменялась статья 40 УК, гласившая: «Деяние глухонемого ненаказуемо или наказание за него смягчается»), а в Особенной -ряд постановлений об усилении ответственности в случае преступных посягательств против прямых родственников по восходящей линии (последняя отмена явилась откликом на неоднократные заявления юридической и более широкой общественности о том, что усиление ответственности в подобных случаях противоречит принципу равенства перед законом).

<< | >>
Источник: Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие. — М.: Омега-Л, Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, - 576 с.. 2003

Еще по теме §1. Общая часть УК как основной источник Общей части уголовного права; иные источники.:

  1. Планы семинарских занятий по уголовному праву (Особенная часть) и методические указания по решению задач
  2. 9.2. Система Особенной части уголовного права
  3. Тема 8.1. Общая характеристика уголовного права, его нормы и источники
  4. История права в системе юридического образования
  5. Мусульманское право: возникновение, источники и основные институты
  6. Глава 8. Право Древнего Китая
  7. Право интеллектуальной собственности и другие интеллектуальные права
  8. § 4. Содержание принципов уголовного права
  9. § 3. Основные институты общей части уголовного права англо-американской правовой системы 1. Уголовное право Англии.
  10. § 6. Основные институты Общей части уголовного права иных стран
  11. Основные понятия и задачи уголовного права
  12. §1. Общая часть УК как основной источник Общей части уголовного права; иные источники.
  13. § 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  14. § 3.1. Общая характеристика мусульманского права. Возникновение, историческое развитие и типологические особенности мусульманского уголовного права
  15. § 1. Общая характеристика
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -