<<
>>

14.2.2. Критерии общественного благосостояния

Thou blamest Crist, and seyst ful bitterly, He misdeparteth richesse temporal; Thy neighbour thou wytest sinfully, And seyst thou hast to lyte, and he hath al. Христа ты осуждаешь, негодуя, Что правды нет в распределеньи благ.
И сердцем злобствуешь напропалую, Коль твой сосед не нищ, как ты, и наг. Перевел О. Б. Румер Джеффери Чосер (1340-1400) Итак, мы выяснили, что экономика совершенной конкуренции обеспечивает эффективное распределение ресурсов. В связи с этим человек неизбежно задастся вопросом: а является ли данное эффективное распределение справедливым? И вот здесь-то проблема перестает быть чисто экономической, а приобретает философ- ско-социальный оттенок. Сразу же оговоримся, что единого мнения относительно понятия «справедливость» общество не выработало и выработать не может, ибо вряд ли люди когда-либо способны прийти к единому мнению о том, что следует понимать под справедливостью. Поэтому мы приведем основные взгляды на спра ведливость. 1. Эгалитаризм. Стихийный эгалитаризм существует с того времени, когда появился человек: требование равного распределения благ между участниками. Еще великий Платон (428-348 гг. до н. э.) пытался рассмотреть общественную модель эгалитарного общества. Этой проблеме посвящена знаменитая «Утопия» Томаса Мора (1478-1535), который, впрочем, выразил мнение о невозможности существования подобного общества. Невозможность эгалитаризма на практике подтвердили эксперименты Роберта Оуэна (1771-1858). Основанная им коло ния «Новая Гармония» в США (1825 г.) просуществовала очень недолго. Одна ко самым сокрушительным провалом эгалитарного проекта явилась история нашей страны. Глубинная причина августовских событий 1991 г., в результате которых стратегический курс страны был изменен на 180°, заключается в том, что советская элита не захотела больше мириться с идеей умеренного эгалита-ризма. На рис. 14.11 изображен критерий благосостояния эгалитарного общества: субъект 1 и субъект 2 имеют строго равную долю в общественном продукте.
По этому критерию советское общество не было «чисто эгалитаристским». Но, тем не менее, распределение доходов в нем было более уравнительным, чем в странах с рыночной экономикой. Например, в советском обществе соотношение доходов между 10% самых обеспеченных членов общества и 10% наименее обеспеченных относилось как 3,3/1. Для сравнения, в США и Великобритании этот показатель равен 15/1, а в Швеции — 6/1. На наш взгляд (а с этим можно спорить), именно в этом таится основная причина демонтажа СССР: советская элита не захотела ми риться с подобной «несправедливостью» и пошла на передел собственности под знаменем рыночных реформ. В настоящее время (по официальным данным) по казатель распределения доходов в России таков же, как и в США (15/1), но, по мнению ряда специалистов, — он гораздо выше. Так, по Москве он оценивается как 60/1.? 2. Совершенный рыночный либерализм. Согласно взглядам либеральных ры ночников, состояние конкурентного равновесия наиболее справедливо, так как в нем вознаграждаются те, кто имеет наибольшие способности и кто упорно тру дится. На первый взгляд — современная Россия представляет именно этот вари ант. Тем более что российские власти безустанно подчеркивают свою привержен ность идеям рыночного либерализма. В связи с этим весьма интересны исследования академика Д. Львова , который исходит из того, что совокупный доход является функцией трех основных факто ров: труда наемных работников, капитала и ренты (дохода от использования зем ли, территории страны, ее природных ресурсов, магистральных трубопроводов, современных средств связи, транспортных сетей и других монопольных видов де ятельности). Так вот, в отличие от многих стран мира, в России основной вклад в прирост дохода вносит не труд и даже не капитал, а именно рента. По подсчетам Д. Львова, на долю труда приходится примерно 5% совокупного дохода России, на долю капитала — примерно 20, а на долю ренты — примерно 75%. Таким образом, в современной России: ¦ 80% населения получают 5% общего дохода страны (заработную плату); ¦ 15% населения получают 20% дохода страны (предпринимательскую при быль); ¦ 5% населения получают 75% дохода страны (ренту). С Рис.
14.11. Критерий благосостояния эгалитарного общества и2 О Причем две последние группы российского населения, по сути, делят между собой ренту и предпринимательский доход. Первая же группа к ренте и пред принимательскому доходу никакого отношения не имеет. Россияне реагируют на данную доктрину рыночного либерализма весьма своеобразно: они вымира ют. За годы реформ (1991-2001 гг.) население страны сократилось на 13 млн человек. 3. Утилитаризм. Основатель утилитаризма Иеремия Бентам выразил крите рий полезности следующим образом: «наибольшее счастье (благо) для наиболь шего числа людей». Однако данная цель не может быть достижима. Что значит «наибольшее благо»? Уровень жизни самых благополучных стран мира? Не следует ли для достижения этого удерживать нынешний стандарт жиз ни благополучных стран и пытаться «подтянуть» к этому стандарту остальные страны мира? «Самое большое количество людей» — это нынешнее население планеты плюс все грядущие поколения. Чтобы решить эту проблему в рамках доктрины Бента- ма, следует отказаться от понятия «редкость» (см. главу 1, параграф 1.1). Спосо бен ли рынок обеспечить рай на земле? Определенно — нет. Может ли это сделать идеальное государство? Тоже — нет. Для иллюстрации идеи утилитаризма представим, что общество состоит из двух субъектов (рис. 14.12). Функция полезности Бентама в таком случае пред ставляет собой совокупность прямых безразличия. Точки прямых безразличия показывают, при каких сочетаниях полезности первого (С/,) и второго (U2) инди- Как видно из рис.14.12, перераспределение благосостояние между индивида ми совершенно не влияет на данный уровень общественного благосостояния. Со вершенному же экономическому равенству соответствуют точки пересечения бис сектрисы ОС с линиями безразличий. 4. Критерий Нэша. В модели Нэша кривые безразличия имеют традиционный вид (рис. 14.13). Здесь, как и в модели Бентама, точки пересечения биссектрисы ОС с кривыми безразличия дают ситуацию общего экономического равенства.
Однако дальше начинаются различия. Так, увеличение благосостояния богатого ведет к меньшему снижению благосостояния бедного. Либо наоборот: увеличение благосостояния бедного снижает благосостояние богатого на меньшую величину. Вывод, следующий из модели Нэша, — снижение экономической дифференциа ции населения ведет к росту общественного благосостояния. Рис. 14.13. Функция общественной полезности Наша 5. Критерий Ролза. Модель Ролза еще более радикальна: в ней общественное благосостояние увеличивается лишь с повышением благосостояния самых бед ных его членов и совершенно не зависит от повышения благосостояния всех ос тальных. Карта кривых безразличия здесь представлена «леонтьевским типом» (рис. 14.14). В модели Ролза общество состоит из индивидов, не склонных к риску. Какой должна быть справедливая система распределения доходов на перспективу? Будущее непознаваемо, поэтому никто не знает, каковы будут его доходы. А раз люди не склонны к риску, то они постараются действовать так, чтобы заст раховать себя от низких доходов. В связи с этим функция общественного благосо стояния имеет следующий вид: W= min (Uv U2,... Un). (14.6) В данной модели общественное благосостояние определяется благосостоянием наименее обеспеченных. Линия ABDEFG характеризует возможные комбинации доходов двух субъектов. Биссектриса ОС показывает равные величины доходов этих субъектов. Если первоначальное распределение доходов характеризовалось точкой В, а затем — точкой D, то распределение доходов улучшилось: оба субъекта улучшили свое благосостояние, при этом их доходы стали равными. При перемещении в точку Е ситуация улучшилась: хотя субъект 1 стал полу чать меньше субъекта 2, но все же его доход увеличился по сравнению с точкой D. Перемещение из точки Ев точку ввернуло общественное благосостояние к ситуа ции, характеризующейся точкой D. Это объясняется тем, что хотя субъект 1 улуч шил свои доходы, для субъекта 2 нет никакой разницы между точкой D и точкой F (если благосостояние одного субъекта увеличится, а другого останется неизмен ным, то общественное благосостояние не изменится). 6.
Критерий Ницше (Е. Гайдара). Эта модель является прямой противопо ложностью предыдущей. Функция благосостояния здесь имеет вид: W= max (f/,, U2... ?7 ), (14.7) а в графическом виде изображается кривыми безразличия, изображенными на рис. 14.15. В первоначальном состоянии распределение доходов в обществе характеризо валось точкой Л. Полного равенства доходов не было: индивид 2 получал ббльшие доходы по сравнению с индивидом 1. Затем распределение доходов стало харак теризоваться точкой В. Индивид 2 увеличил свои доходы, а индивид 1 сократил. Однако, по критерию Ницше, благосостояние общества возросло: оно достигло более высокой линии безразличия. Данная модель, на наш взгляд, соответствует идеологии российских реформ. Вспомним программную речь Гайдара в российском парламенте в начале 1992 г. Суть ее состояла в том, что Россию призван спасти новый класс богатых собствен ников. При этом не важно, какими путями (праведными или преступными) «но вые русские» добудут свое богатство. Главное — как можно быстрее создать класс богатых, который потом выведет страну на путь процветания. Гайдар официально объявил тогда, что Россия вступает в «эпоху первоначального накопления капи-тала». Насколько идея Гайдара удалась — пусть каждый оценит самостоятельно. 7. Экономика рабовладения. Как вы уже успели заметить, приведенные выше критерии общественного благосостояния покоятся на идее различия природы кривых безразличия, рассмотренных нами подробно в главе 4 (параграф 4.2). На основании этих кривых мы можем изобразить ситуацию рабовладельческого об щества, а также ситуацию общества геноцида. На рис. 14.16 изображен критерий благосостояния рабовладельческого общества. В рабовладельческом обществе рабы являются «говорящим орудием», а пото му рабовладелец не рассматривает их в качестве полноправных граждан. Обще ственный статус рабов таков же, как и рабочего скота, инвентаря и т. п. Так как рабы не являются гражданами государства, государство не заботится о них как о гражданах. В таком случае рабы просто не учитываются кривыми безразличия (нулевая эластичность).
Примечательно, что такие великие мыслители прошлого, как Платон и Аристотель, считали данное общество идеальным. 8. Экономика геноцида. В обществе геноцида (гитлеровская Германия) «не арийцы» подлежат истреблению (рис. 14.17). Здесь благосостояние «расы господ» увеличивается при геноциде прочих. Итак, мы выделили 8 взглядов на соотношение эффективности и справедливо сти при конструировании функции общественного благосостояния. Безусловно, что современное общество безоговорочно отвергает идеи рабовладельческого об щества и идеи общества геноцида как антигуманные. Идея эгалитаризма также не выдержала проверки временем. Из пяти остальных лично нам по душе модель Нэша (хотя бы уже потому, что она основана на традиционно выпуклых к началу координат кривых безразличия). Такая модель реально существует в мире в виде «модели шведского социализма». Однако модель шведского социализма подвер гается критике со стороны либеральных экономистов как противоречащая крите рию производственной эффективности.
<< | >>
Источник: Селищев А. С.. Микроэкономика. 2002

Еще по теме 14.2.2. Критерии общественного благосостояния:

  1. 1.3. Общественное благосостояние и экономический рост.
  2. ЧАСТЬ IV ОБЩЕЕ РАВНОВЕСИЕ И ОБЩЕСТВЕННОЕ БЛАГОСОСТОЯНИЕ
  3. Глава 14 ОБЩЕЕ РАВНОВЕСИЕ И ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ
  4. ОБЩЕЕ РАВНОВЕСИЕ И ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ
  5. 14.2.2. Критерии общественного благосостояния
  6. Глава 7 Общее экономическое равновесие и общественное благосостояние
  7. 7.3. Конкурентное равновесие и общественное благосостояние
  8. 7.4. Первая теорема общественного благосостояния
  9. 7.5. Вторая теорема общественного благосостояния
  10. 16.2. КРИТЕРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ